Идеи и советы по ведению бизнеса, бизнес-идеи

Высшее должностное лицо субъекта рф статус полномочия

Слово «статус» (в переводе с латинского – положение, состояние), широко используемое в праве, в том числе конституционном, обозначает оформленное нормативным актом положение (отсюда правовое положение) органа, организации, объединения, должностного лица, личности (гражданина). Статус характеризует их природу, место в системе общественных отношений и субъектов права, важнейшие права и обязанности, формы и порядок их реализации и принимаемые при этом акты или совершаемые действия (46. С. 559).

После консультаций с судьями Международного трибунала Председатель назначает судей в Апелляционную камеру и Судебные камеры. Судья должен выполнять функции только в помещении, которому он был назначен. Судьи каждой Судебной камеры избирают Председателя, который направляет все судебные разбирательства в Судебной палате в целом.

Процедурные и тестовые правила. Судьи Международного трибунала принимают правила о процедуре и доказательствах, которые будут применимы к предварительной стадии процесса, к надлежащему судебному разбирательству и апелляциям, к допуску доказательств, к защите жертв и свидетелей и к другим соответствующим вопросам.

Определения правового статуса высшего должностного лица, данные в юридической литературе, весьма противоречивы. Можно встретить, например, такую дефиницию: «Президент республики – это глава государства, высшее должностное лицо, символ и гарант народа и государственной власти, незыблемости Конституции, прав и свобод человека и гражданина» (186. С. 254 – 255). В этом определении отсутствует один из важнейших признаков, поясняет Ю.А. Тихомиров, – выборность Президента, т.е. избрание его на определенный срок гражданами либо их представителями (144 . С. 135).

Прокурор несет ответственность за расследование и судебное преследование лиц, предположительно ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии по состоянию на 1 июня. Прокурор действует независимо как отдельный орган Международного трибунала. Он не должен искать или получать инструкции от какого-либо правительства или из любого другого источника.

Канцелярия Прокурора состоит из Прокурора и других квалифицированных должностных лиц. Прокурор назначается Советом Безопасности по предложению Генерального секретаря. Он должен обладать безупречной моралью и обладать высшим уровнем компетентности и опыта в расследовании и судебном преследовании уголовных дел. Прокурор будет работать в течение четырех лет и может быть переизбран. Условиями службы Прокурора являются обязанности заместителя Генерального секретаря Организации Объединенных Наций.

В принятом в 1995 г. Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» под должностным лицом понимается лицо, выполняющее организационно-распорядительные функции в органах местного самоуправления и не относящееся к категории государственных служащих. В то же время в Федеральном законе «Об основах государственной службы Российской Федерации» (5), также принятом в 1995 г., определение этой важной категории государственных служащих, увы, отсутствует. В ст. 1 указанного Закона лишь раскрывается понятие государственной должности и содержатся указания на основные элементы ее правового статуса.

Должностные лица Канцелярии Обвинителя назначаются Генеральным секретарем по рекомендации Прокурора. Секретариат несет ответственность за администрирование и обслуживание Международного трибунала. Секретариат состоит из Секретаря и таких других должностных лиц, которые могут потребоваться.

Секретарь назначается Генеральным секретарем после консультаций с Председателем Международного трибунала. Он будет занимать должность в течение четырех лет и может быть переизбран. Условиями работы Секретаря являются помощники помощника Генерального секретаря Организации Объединенных Наций.

Ученые-правоведы, к сожалению, не сумели выработать более или менее согласованную позицию в доктринальном толковании понятия «должностное лицо», несмотря на неоднократные попытки.

Существует и другая правовая категория – «представитель власти». Некоторые авторы, например Г.И. Петров, рассматривают это понятие в широком смысле: представители власти наделены властными полномочиями не только внутри своего аппарата, но и вне данного органа по отношению к субъектам, не подчиненным им по службе» (198. С. 204). Иные ученые (В.М. Манохин, Ю.М. Козлов и др.) считают иначе: полномочия, которыми наделены представители власти, носят именно публичный характер, поскольку касаются граждан, не связанных с данными лицами служебными отношениями (173. С. 126 – 127).

Должностные лица Секретариата назначаются Генеральным секретарем по рекомендации Секретаря. Расследование и подготовка обвинительного заключения. Прокурор будет оценивать полученную или полученную информацию и решать, есть ли достаточная основа для действий. Прокурор имеет право подвергать сомнению подозреваемых, жертв и свидетелей, собирать доказательства и проводить расследования на месте происшествия. Для выполнения этих задач Прокурор может, в случае необходимости, обращаться за помощью к соответствующим государственным органам.

На наш взгляд, при рассмотрении статуса высшего должностного лица следует исходить из общетеоретического понятия статуса субъекта права. В связи с этим нужно иметь в виду два важных момента: во-первых, соотношение понятий «статус высшего должностного лица» и «конституционный статус высшего должностного лица» и, во-вторых, взаимосвязь правового статуса высшего должностного лица с правовым положением гражданина вообще.

Если подозреваемый подвергается допросу, подозреваемый имеет право на помощь со стороны адвоката по своему выбору и ему бесплатно предоставляется защитник, если у него нет достаточных средств для оплаты его услуг, а также права на необходимый перевод на язык, который говорит и понимает.

Если будет установлено, что имеются достаточные доказательства преступности, Прокурор подготавливает обвинительное заключение, которое должно содержать краткое и точное изложение фактов или преступления или преступлений, обвиняемых обвиняемому согласно Статуту. Преследование передается магистрату Судебной камеры.

По этому поводу Л.Д. Воеводин и другие авторы отмечают, что правовой статус высшего должностного лица является основной частью статуса этого лица. Конституционный статус высшего должностного лица, в свою очередь, составляет ядро правового статуса, что обусловлено назначением и самой природой Конституции России, которая призвана закреплять основополагающие, руководящие начала организации государства и общества, регулировать основные, наиболее существенные общественные отношения (80. С. 21 – 27).

Судья Судебной камеры, которому был передан обвинение, должен его рассмотреть. Если он определит, что Прокурор фактически установил, что имеются достаточные признаки преступности, он подтвердит обвинение. Иначе это не освободит место для этого. После подтверждения обвинения судья может по просьбе Прокурора выдать необходимые приказы и распоряжения об аресте, аресте, передаче или освобождении лиц и любых других решениях, которые могут потребоваться для судебного преследования.

Инициирование и обработка проб. Судебная камера должна обеспечить справедливое и оперативное судебное разбирательство и провести судебное разбирательство в соответствии с правилами процедуры и доказательствами при полном соблюдении прав обвиняемого и с должным учетом защиты жертв и свидетелей.

При рассмотрении вопроса о правовом положении высшего должностного лица следует учитывать, что, согласно общей теории права, правовой статус высшего должностного лица является специальным и существует на основе общего правового статуса гражданина, личности.

Раскрывая сущность правового статуса применительно к личности, ведущие ученые-теоретики подчеркивали, что его основой являются общие (конституционные) права и обязанности (184. С. 28).

Лицо, против которого было подтверждено обвинение, должно быть задержано на основании постановления или ордера на арест Международного трибунала, он должен быть немедленно уведомлен об обвинениях против него и направлен в Международный трибунал. Судебная камера будет читать обвинительное заключение, удостовериться в уважении прав обвиняемого, подтвердить, что обвиняемый понимает обвинение и дает указание обвиняемому ответить на обвинение.

Слушания публичны, если Судебная камера не примет иного решения в соответствии со своими правилами процедуры и доказательствами. Все лица должны быть равны перед Международным трибуналом. Обвиняемый в обосновании выдвинутых против него обвинений имеет право быть заслушанным публично и с надлежащими гарантиями с соблюдением положений статьи 22 Статута.

Специалисты, занимающиеся изучением вопросов личности (Н.В. Витрук, В.И. Новоселов, В.А. Патюлин и др.), углубили, по мнению авторов, понимание данной категории, выделив различные виды правового статуса (184, 196). Они считают, что общий правовой статус личности включает в себя общие права и обязанности, принадлежащие всем гражданам (как общие конституционные, так и общие отраслевые права и обязанности личности). Специальные правовые статусы (у В.А. Палютина – модусы) личности – права и обязанности, конкретизирующие и выполняющие общие права и обязанности с учетом социального, служебного и иного положения личности. Исходя из этого делается вывод, что одно и то же лицо может быть одновременно носителем различных специальных правовых статусов в зависимости от занимаемых им социальных позиций (193. С. 198 – 199).

Невинность обвиняемого считается до тех пор, пока не будет доказана виновность в соответствии с положениями настоящего Статута. Обвиняемый при обосновании любого обвинения, вмененного ему в соответствии с настоящим Уставом, имеет полное право на следующие минимальные гарантии.

Защита жертв и свидетелей. Международный трибунал принимает положения в своих правилах о порядке и доказательствах защиты жертв и свидетелей. Такие меры защиты должны включать проведение слушания в камерах и защиту личности жертвы. Судебные камеры выносят решения и приговоры и приговоры лицам, осужденным за серьезные нарушения международного гуманитарного права.

Таким образом, под правовым статусом высшего должностного лица следует понимать урегулированное нормами права положение гражданина, выступающего в качестве исполнительного органа субъекта Федерации. Данное определение можно назвать определением в широком смысле, так как оно характеризует правовое положение высшего должностного лица как гражданина и как члена высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Федерации. Для обеспечения системного подхода к изучению проблем правового положения высшего должностного лица субъекта Федерации следует сформулировать понятие правового статуса высшего должностного лица в более узком смысле, т.е. через элементы его структуры. Для этого следует обратиться к положениям, выработанным наукой административного права.

Решение должно быть вынесено большинством судей, которые составляют Судебную палату, и объявляются публично. Он должен быть написан и мотивирован, и могут быть добавлены отдельные или диссидентские мнения. Судебная камера может налагать только штрафы за лишение свободы. При определении условий, в которых они должны обслуживаться, Судебные камеры прибегают к общей практике судов бывшей Югославии, касающейся тюремного заключения.

При наложении штрафов Судебные камеры должны учитывать такие факторы, как тяжесть преступления и личные обстоятельства осужденного. В дополнение к назначению наказаний в виде лишения свободы Судебные камеры могут распоряжаться возвратом имущества и доходов, полученных преступным путем, включая принуждение, законным владельцам.

Положение каждого государственного органа или самоуправленческого органа, урегулированное правовыми нормами, как пишет Б.А. Страшун, образует правовой статус. Этот правовой институт, имеющий сложную структуру, может включать или не включать конституционные нормы (143. С. 256). Рассмотрим соответственно элементы правового статуса государственного органа и должности, являющейся исходной организационно-структурной единицей государственного органа.

Апелляционная камера рассматривает жалобы от лиц, осужденных Судебными камерами или Обвинителем по следующим причинам. Апелляционная камера может подтвердить, отменить или изменить решения, принятые Судебными камерами. В случае обнаружения нового факта, который не был известен в ходе слушаний в Судебных камерах или Апелляционной палате и мог иметь решающее влияние на решение суда, осужденный или Прокурор может подать запрос на рассмотрение решения в Международный трибунал.

Наказания в виде тюремного заключения подаются в государстве, назначаемом Международным трибуналом, из списка государств, которые указали Совету Безопасности, что они готовы принять осужденных. Тюремное заключение осуществляется в соответствии с применимым законодательством соответствующего государства и подлежит надзору за Международным трибуналом.

Главным элементом правового статуса государственных органов, определяющих его роль и назначение в системе соответствующих органов, является компетенция (209. С. 35). Это относится и к правовому статусу должности, так как должностные полномочия являются составной частью компетенции органа (173. С. 35).

В настоящее время существуют различные мнения о том, что представляет собой компетенция государственного органа. Все авторы единодушно понимают под ней права и обязанности, а в числе прочих составляющих указывают следующий круг подведомственных данному органу вопросов: задачи, поставленные перед органом, возложенные на него функции, территория его деятельности, ответственность (180. С. 120).

Прощение или смягчение приговора. Если в соответствии с применимым законодательством государства или в котором осужденный отбывает наказание в виде лишения свободы, он имеет право потребовать помилование или смягчение приговора, соответствующее государство уведомляет Международный трибунал. Председатель Международного трибунала после консультаций с судьями решает вопрос о соответствии с интересами правосудия и общими принципами права.

Сотрудничество и судебная помощь. Государства сотрудничают с Международным трибуналом в расследовании и судебном преследовании лиц, обвиняемых в грубых нарушениях международного гуманитарного права. Государства незамедлительно отвечают на любую просьбу о помощи со стороны Судебной камеры или выполняют любое постановление, вынесенное Судебной камерой в отношении, в частности.

Мы разделяем концепцию Б.А. Страшуна, в соответствии с которой компетенция государственного органа включает функции и конкретные полномочия (права и обязанности) в отношении определенных предметов ведения (143. С. 256). Что же касается функций, то следует подчеркнуть, что любая функция подчинена цели, работает на нее (не случайно иногда допускается смешение понятий «задача» и «функция»). Определение функций, вытекающих из задач, стоящих перед государственным органом, представляет собой достаточно сложную проблему. Общие функции наполняются конкретным содержанием, трансформируясь в специальные (специфические) функции, свойственные соответствующему органу государственной власти.

Характер, прерогативы и иммунитеты Международного трибунала. Судьи, Прокурор и его должностные лица и Секретарь пользуются привилегиями и иммунитетами, льготами и льготами, предоставляемыми дипломатическим представителям в соответствии с международным правом.

Другим лицам, включая обвиняемого, которые требуются в месте нахождения Международного трибунала, предоставляется необходимое лечение, с тем чтобы Международный трибунал мог надлежащим образом выполнять свои функции. Штаб-квартира Международного трибунала.

Международный трибунал будет находиться в Гааге. Расходы Международного трибунала. Расходы Международного трибунала покрываются за счет регулярного бюджета Организации Объединенных Наций в соответствии со статьей 17 Устава Организации Объединенных Наций.

На наш взгляд, прав Б.М. Лазарев, который считает, что компетенция органа может очерчиваться путем указания на функции, возложенные на него применительно к той или иной сфере деятельности. Причем в этом случае у органов возникают права и обязанности возлагать указанные функции (158. С. 40). Следовательно, речь идет о способе нормативного закрепления компетенции; суть ее одна и та же – права и обязанности.

Рабочими языками Международного трибунала будут французский и английский. Председатель Международного трибунала представляет ежегодный доклад Международного трибунала Совету Безопасности и Генеральной Ассамблее. После распада Советского Союза люди столкнулись с решением о том, как должно выглядеть новое государство. Ситуация была сложной и запутанной, и в некоторых областях это все еще имеет место сегодня. В Российской Федерации по-прежнему насчитывается более восьмидесяти субъектов. Для лучшего понимания ситуации в России и почему для создания федеральных округов и экономических районов необходимо написать несколько слов из истории.

В качестве еще одного элемента компетенции можно рассматривать права и обязанности органа по выполнению своих функций в отведенных ему территориальных пределах. Они составляют, как указывается в периодической литературе, «территориальную компетенцию» (158. С. 51). Кроме того, поскольку действия государственных органов носят в той или иной мере властный характер, законодательство детально закрепляет формы и порядок осуществления возложенных на орган функций. В результате выделяется еще один элемент компетенции, в который входят «конкретные полномочия» (158. С. 52 – 53), причем необходимо, чтобы они были четко «расписаны» по всем функциям.

Это был стратегический шаг, основной целью которого было предотвратить любое восстание против большевистского режима. Во-первых, было и существует межэтническое соперничество, и мы можем говорить о так называемом колониальном синдроме, когда советские власти определяли права каждого региона по важности и значимости для Москвы.

Были нации или этнические группы, которые имели автономную республику или регион, а затем были люди, которые не могли опираться на такое самоуправление - они этого не понимали, потому что они были маргинальными для Москвы. Российская Федерация остается государством, на территории которого по-прежнему проживает большинство этнических групп.

Компетенция государственного органа, отмечает А.Ю. Якимов, реализуется в его актах и действиях. Их характеристика содержится в нормах конституционного права (255. С. 14). По этому поводу Б.А. Страшун пишет: «Права и обязанности (т.е. полномочия) государственных органов, как часть их правового статуса, определяются конституциями и законами» (143. С. 14).

Б.А. Страшун, Н.А. Сахаров, О.В. Шуваев, исследуя эту проблему в качестве важнейшего элемента правового статуса государственного органа (должностного лица), выделяют порядок его формирования, который чаще всего представляет собой избрание или назначение; возможны и некоторые иные способы (143, 214, 251).

Говоря об элементах правового статуса государственного органа, мы должны подчеркнуть, что ряд авторов выделяют и другие элементы статуса. Это порядок его работы – процедуры (128. С. 256), его роль и природа власти в системе государственных органов (214, 251).

Федеральный закон «Об основах государственной службы Российской Федерации» в качестве важного элемента правового статуса государственной должности выделяет права и обязанности (пункт 1 ст. 1). Элементом правового статуса должности является также ответственность (п. 1). В статье речь идет об ответственности за нарушение должностных действий; не менее существенным элементом правового статуса должности Закон считает порядок и условия замещения должности (ст. 21 – 23), а также порядок ее учреждения (абз. 3 п. 1 ст. 1).

Исходя из вышеизложенного, А.Ю. Якимов выдвигает концепцию, устраняющую, на наш взгляд, противоречия разных подходов и трактовок понятия правового статуса государственного органа (должности), согласно которой (концепции) компетенция, являясь совокупностью внешне властных полномочий, выражает сущность правового статуса и сама представляет систему, состоящую из элементов. Поэтому компетенцию более точно было бы рассматривать в качестве важнейшей составной части (блока элементов) правового статуса. Авторы выделяют четыре составные части правового статуса государственного органа (должности): целевой блок (цели и задачи); компетенция (функции и полномочия); организационный блок (порядок образования и установления государственного органа (должности), его роль и место в системе государственных органов; порядок избрания (назначения) и порядок отрешения, замещение должности) и конституционно-правовая ответственность (255. С. 14).

Дополнительным пунктом, которого нет в классификации, предложенной А.Ю. Якимовым, авторы предлагают включить пункт, касающийся гарантий деятельности высшего должностного лица. Польза от введения указанного элемента обосновывается прежде всего тем, что исключение гарантий деятельности высшего должностного лица из элементов правового статуса лишает высшее должностное лицо возможности беспрепятственно и эффективно осуществлять свою деятельность, а в определенных случаях даже парализует ее. Следует отметить в связи с этим, что большинство авторов, исследующих вопросы правового статуса должностного лица государственной власти, относят к его элементам гарантии (78, 111).

Таким образом, под правовым статусом высшего должностного лица следует понимать обусловленные социально-политической сущностью общества его права и обязанности, закрепленные нормами права, и обязанности, закрепленные нормами права и обеспеченные соответствующими гарантиями. Под гарантиями следует понимать не преимущества высшего должностного лица по сравнению с другими гражданами, а установление в законах мер, обеспечивающих его эффективную работу.

Рассмотрим составные части правового статуса высшего должностного лица субъекта Федерации.

Что касается целевого блока, то его содержание отчасти совпадает с описанными в юридической литературе целями и задачами, в том числе понимаемыми и как функции (205. С. 44 – 53).

Анализ нормативной основы правового статуса высшего должностного лица субъекта Федерации, прежде всего норм, содержащихся в Конституциях Республики, Уставах краев (областей) и в юридической литературе, позволяет сделать вывод о том, что целью деятельности высшего должностного лица является защита прав и свобод личности; вообще, все органы государственной власти обязаны обеспечивать реализацию установленных Конституцией прав и свобод человека и гражданина. Но для высшего должностного лица конституционная безопасность как направление деятельности имеет приоритетное значение.

В соответствии с изложенными выше подходами к анализу содержания компетенции государственных органов (должности) представляется целесообразным в этом же плане рассмотреть и компетенцию высшего должностного лица субъекта Федерации, которую можно определить как нормативно закрепленную систему функций и конкретных полномочий в отношении определенных предметов ведения. Надо сказать, что, устанавливая компетенцию государственных органов, конституции и другие законы не всегда точно разграничивают функции и полномочия, а подчас перечисляют их вперемешку. Функции определяют направления, сферы деятельности государственного органа (высшего должностного лица), тогда как полномочия показывают, что конкретно орган может или должен сделать в отношении какого-либо предмета ведения.

Посмотрим, как это регулируется, например, Конституцией Республики Адыгея. Обратимся к компетенции Президента Республики Адыгея, определяемого (ст. 77) в качестве главы государства и главы исполнительной власти. Согласно ст. 77, на Президента Республики возложены такие функции, как исполнение и обеспечение исполнения Конституции, договоров и законов, представительство государства во внутренних отношениях и при осуществлении международных и внешнеэкономических связей. Президент подписывает и обнародует законы Республики, определяет структуру исполнительной власти, может председательствовать на заседаниях кабинета министров республики.

Основы правового статуса высшего должностного лица устанавливаются, помимо конституционных основ, Федерального Закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации (далее – Закон «Об общих принципах»), а также конституциями и уставами субъектов Федерации, закрепляющими его наименование, требования к кандидату, порядок вступления в должность, ограничения, связанные с ее замещением, гарантии деятельности, основные полномочия, порядок исполнения полномочий в случае временного отсутствия, условия, основания и процедуру прекращения исполнения полномочий, процедуры применения к нему мер конституционной ответственности и основы взаимодействия с иными органами государственной власти.

Наибольшие сложности при характеристике правового положения высшего должностного лица возникают с таким признаком, как «высший» – в какой системе государственных органов субъекта РФ, по отношению к каким видам органов? Исходя из общеправовых и государственно-управленческих принципов, наличие признака высшего в статусе государственного органа (должностного лица) всегда означает определенный стандартный набор функций и полномочий – кадровых, организационных, регулятивных, юрисдикционных. Наиболее значимые из них реализуются высшим должностным лицом в системе исполнительной власти (при формировании органов, координации и контроле за их деятельностью, применении мер ответственности), но федеральный закон не случайно говорит о высшем должностном лице субъекта РФ, а не системы исполнительной власти, возлагая на него тем самым значительные представительские, арбитражные и координационные функции и полномочия, выводя его на «высший уровень» в межсистемных отношениях с законодательной и судебной властью, органами местного самоуправления, федеральными органами государственной власти

высшее должностное лицо не может рассматриваться, как государственное установление, находящееся вне системы исполнительной власти, по аналогии с правовым статусом Президента РФ. Во‑первых, обращает на себя внимание необязательность наличия в системе региональной государственной власти высшего должностного лица – согласно статье 2 Закона «Об общих принципах» конституцией (уставом) субъекта РФ может быть установлена должность высшего должностного лица субъекта РФ (этот редкий пример диспозитивности демонстрирует попытку федерального законодателя обеспечить хотя бы минимальный уровень реализации принципа федерализма применительно к ч. 1 ст. 77 Конституции РФ). Во‑вторых, федеральный законодатель исходит из единства правового положения высшего должностного лица и руководителя высшего исполнительного органа, которого, в свою очередь, никак нельзя представить вне системы исполнительной власти. В‑третьих, необоснованно не учитывать место расположения правовых норм, определяющих статус высшегодолжностного лица – глава III Закона «Об общих принципах…» называется «Органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации».

Есть и другие аргументы, например, согласно федеральному закону о порядке формирования Совета Федерации высшее должностное лицо назначает представителя от органов исполнительной власти субъекта РФ. Вряд ли стоит сбрасывать со счетов и правовую характеристику высшего должностного лица, которая сложилась с начала формирования систем государственной власти субъектов РФ после принятия новой Конституции РФ. Высшее должностное лицо в большинстве конституций и уставов конституируется как элемент системы исполнительной власти, стоящий во главе этой ветви власти. Именно как представителя исполнительной власти высшее должностное лицо рассматривал Конституционный Суд РФ в многочисленных своих решениях, касающихся проверки конституционности отдельных положений федеральных и региональных законов – полномочия, которыми наделяется высшее должностное лицо, всегда оценивались им с точки зрения баланса исполнительной и законодательной власти.

высшее должностное лицо субъекта РФ безусловно является элементом региональной системы исполнительной власти, формально, т. е. юридически, входящим в эту систему в качестве органа государственной власти, возглавляющего высший исполнительный орган государственной власти. Этим его статус отличается от статуса Президента РФ, который не является органом государственной власти РФ, возглавляющим Правительство РФ, а значит, не является и субъектом системы федеральных органов исполнительной власти. Вместе с тем, высшее должностное лицо субъекта РФ не может быть признано исполнительным органом государственной власти субъекта РФ, одним из видов исполнительных органов. Два высших исполнительных органа в одной подсистеме единой системы государственной власти существовать не могут – единственным высшим является высший исполнительный орган государственной власти, который, в отличие от высшего должностного лица, является обязательным элементом системы исполнительной власти субъекта РФ.

Определением Верховного Суда РФ от 12 апреля 2001 г. № 45‑Г01–14 указано, что Высшее должностное лицо субъекта РФ,получает свои полномочия от народа на основе свободных выборов, осуществляет государственную власть, то есть является органом государственной власти, образуемым субъектом РФ. Такой же вывод вытекает из анализа статей 2, 17, 18, исходя из их содержания и места в системе норм Федерального закона. Статьи 17 и 18включены в главу 111 «Органы исполнительной власти субъекта РФ». Статьи 2 и 17, определяющие, как следует из их наименования, систему органов государственной власти субъекта РФ, допускают возможность устанавливать в рамках этой системы должность высшего должностного лица субъекта РФ. Статья 18 предусматривает избрание высшего должностного лица на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права, определяет его полномочия по осуществлению государственной власти.

Высшее должностное лицо, безусловно, обладает самостоятельной компетенцией в системе органов государственной власти субъекта РФ, реализует свои полномочия независимо от других государственных органов, в таких правовых и организационно-правовых формах, которые принадлежат только данному виду государственного установления. Его взаимодействие с иными системами государственной и муниципальной власти и их отдельными представителями свидетельствует о том, что выполняемая высшим должностным лицом функциональная, организационная, регулятивная нагрузка не может быть сведена к деятельности одной государственной должности. Думается, также, что признанию высшего должностного лица органом государственной власти не мешает тот факт, что высшее должностное лицо замещает государственную должность субъекта РФ. Замещение государственной должности следует рассматривать как организационные особенности наделения полномочиями данного вида государственного установления и порядка их исполнения одним физическим лицом.